Храм святого апостола Андрея Первозванного - Слово

Слово – Спасение

Какое место «слово» занимает в жизни человека? Как оно воздействует на человеческую жизнь и окружающий мир.

В начале было Слово и Слово было у Бога и Слово было Бог – так начинается Евангельское Благовествование от святого апостола Иоанна Богослова. Бог создав человека вложил в него свой образ и подобие. Слово, разговорная речь один из образов Божиих данных человеку для соработничества Богу в преображении окружающего мира. Мира как духовного так и материального, где человеку дана полная свобода и власть.

Обратившись к Священному Писанию мы увидим – Бог именно Словом создает Мир. И сказал бог: «Да будет……» и стало так. Слово это не просто звук, это прежде всего мысль. Каждое слово имеет определенный смысл. Не зря Христос в Евангелии говорит, что человек увлекшийся греховными мыслями уже согрешает в сердце своем. Так абсолютно любое действие человека начинается с мысли.

После грехопадения люди не утратили образа Бога. Но с разрывом связи и общения с Богом человек стал искажать образ используя его зачастую не во благо, а во вред себе и окружающему миру. Таким образом в существование человека вошла смерть.

Как мы сегодня относимся к слову? Зачастую мы не предаем значение произносимым словам и выражениям. Приходя в храм мы просим «Благословение», а это благое, доброе слово. Если просим, значит что бы исполнилось необходимо дорожить просимым сохраняя и соблюдая доброе слово. Не только Священное Писание говорит о важности смысла слов и их действии. Во все времена и сегодня люди сталкиваются с влиянием слова на нашу жизнь.

1995 г. Чечня. Группа разведки спецназа ВДВ, уходя от преследования отрядов сепаратистов , укрылась в полуразрушенном здании. Там на одном из этажей спецназовцы обнаружили бойцов нашей пехоты – это были пацаны-срочники с капитаном во главе. Объединившись и заняв в здании круговую оборону, наши ребята вступили в тяжелый бой. Была надежда, что соседи услышат звуки боя и придут на выручку. Ситуация неумолимо ухудшалась. «Через сутки стало ясно – подмоги не будет. Патроны практически у всех уже закончились, и нас все сильнее стало охватывать чувство обреченности, предчувствия неминуемой страшной развязки. И вот тогда я, наверное в первые в жизни взмолился к Богу: «Господи, сделай так, что бы мы сумели вырваться живыми из этого ада! Если останусь жив – построю Тебе храм» Тут же пришла мысль: надо решаться на прорыв, и как можно скорее. Мы офицеры хорошо понимали, что это отчаянная попытка вырваться безнадежна, и по сути безумна, тем более с такими вояками-срочниками, совсем еще детьми. Максимум на что мы надеялись, -- так это на то, что, может, хоть кому-то удастся прорваться и остаться в живых. Может потом хоть расскажут о нас… Все приготовились к этому броску в ВЕЧНОСТЬ. Вокруг нас враг непрестанно голосил свои заклинания, давя на психику и пытаясь парализовать волю. И тут мы как то разом решили, что будем кричать наше русское «ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!» Это было странное подсказанное из вне решение. Не секрет, что во всех крайних, предельных ситуациях войны мы обычно орали диким , яростным матом. А тут вдруг совсем противоположное – святое «ХРИСТОС ВОСКРЕСЕ!» И эти удивительные слова, едва мы их произнесли, неожиданно лишили нас страха. Мы вдруг почувствовали такую внутреннюю силу, такую свободу, что все сомнения улетучились. С этими словами, закричав что есть мочи, мы бросились в прорыв, и началась страшная рукопашная схватка. Выстрелов не было. Лишь звуки страшных ударов и хруст, боевые выкрики, брызги крови, предсмертные хрипы и стоны заколотых и задушенных «духов». В результате мы все прорвались. Все до единого! Да, мы все были ранены, многие серьезно, кое-кто и тяжело. Но все были живы. Все потом попали в госпитали, но все и поправились. И я точно знаю, что если бы пошли на прорыв с нашим традиционным матерным криком – не прорвались бы, все бы там полегли. И теперь хорошо понимаю, что от слова, наполненного силой Божией, больше противника поляжет, чем от снайперской пули. И еще, что самое главное: тем же словом Божиим я теперь больше людей спасти смогу…»

Из книги Епископа Митрофана Баданина, рассказ лейтенанта ВДВ